Протекционизм, война с наркотиками и другие причины, почему не стоит поддерживать Ле Пен

Протекционизм, война с наркотиками и другие причины, почему не стоит поддерживать Ле Пен

На кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен часто вешают ярлык расистского и исламофобского политика. Член «Европейских студентов за свободу» Билл Виртс, изучающий юриспруденцию в Университете Лотарингии, приводит шесть других причин, почему лидер «Национального фронта» является противницей идей свободы. Reed подготовил перевод этого текста.

Свобода слова

Члены «Национального фронта» много говорят о свободе слова, но только в отношении собственных интересов. Например, в октябре 2015 года партия выступила с лозунгом «Je Suis Marine» («Я — Марин») после того, как на их лидера подали в суд за сравнение молящихся на парижских улицах мусульман с нацистской оккупацией.

Приверженность «Национального фронта» свободе слова на этом и заканчивается. Ле Пен недавно призвала правительство запретить любые протестные акции против жестокости полиции. Если верить цитатам, Ле Пен говорила, что несущие угрозу насилия крайне левые протестующие должны быть остановлены, чтобы восстановить порядок в обществе.

Поскольку некоторые протесты действительно вызвали ожесточенные столкновения, можно предположить, что опасения Ле Пен оправданы. Тем не менее, когда протесты против изменений в трудовое законодательство переросли в насилие в июне прошлого года и правительство решило запретить все новые акции протеста, лидер «Национального фронта» написала: «Запрет на демонстрации против изменений в законодательство о труде означает смирение перед головорезами и серьезным нарушением демократии».

Свобода вероисповедания

«Национальный фронт» является одной из тех политических групп, которые не просто интерпретируют секуляризм как нейтральность государства по отношению к религии, но и навязывают секулярный подход гражданам. Партия хочет запретить «явные религиозные символы» в общественных местах, в том числе хиджабы и ермолки. Во время своего визита в Израиль Марин Ле Пен заявила, что этот запрет является «необходимым злом» для наилучшего обеспечения интересов Франции.

Совершенно очевидно, что Ле Пен путает секуляризм с полным искоренением религии. Некоторые исследователи говорят, что предлагаемый запрет будет отвергнут Конституционным советом Франции, поскольку «государство не может предписывать, что вы можете и не может носить». Но учитывая, что французский запрет на паранджу, введенный в 2010 году, был поддержан Европейским судом по правам человека в 2014 году, ничто не кажется невозможным. Ясно одно: «Национальный фронт» не отстаивает свободу вероисповедания.

Торговая политика

В своем президентском плане Ле Пен призывает к защите французских рабочих мест посредством «умного» протекционизма. Будет ли протекционизм Ле Пен «умным» или «целевым», эта идея звучит от крайне правых уже несколько лет — но до сих пор нет понимания, что она за собой повлечет.

Предположительно, это будет включать выход из единого рынка ЕС и введение импортных пошлин, но вопрос о том, как Ле Пен будет реагировать, когда другие страны введут ответные меры, и как она справится с неизбежным повышением потребительских цен, остается нерешенным. Потенциальные сторонники протекционизма должны признать, что такая политика на самом деле влечет за собой меньший выбор, более высокие цены, меньше рабочих мест, а также разрушенные дипломатические отношения.

Иммиграция

Даже если вы не поддерживаете с нравственной позиции иммиграцию тех, кто стремится улучшить условия жизни своей семьи, есть многочисленные экономические причины для поддержки миграции из Франции и в страну.

В исследовании «Иммиграционная политика и макроэкономические показатели во Франции» Университета Сорбонны в Париже говорится, что иммиграция имеет «значительное положительное» влияние на рост ВВП, а в некоторых случаях и на общий уровень занятости:

«Миграция является положительным фактором для экономических показателей страны. Прибытие иммигрантов существенно влияет на макроэкономические показатели: все иммигранты положительно влияют на подушевой ВВП, а мигранты в поисках работы сокращают уровень безработицы».

Между тем Ле Пен пообещала запретить иммиграцию.

Война с наркотиками

Что касается марихуаны, Марин Ле Пен придерживается политики «нулевой терпимости» в отношении наркотиков. Во время президентской кампании 2012 года она заявила, что никогда не легализует наркотики и что Франция проигрывает войну с наркотиками, «потому что на самом деле не борется с ними». В 2016 году позиция Ле Пен не изменилась:

«Идея легализации очень опасна. В тех местах, где легализована марихуана, результаты были трагическими и сопровождались ростом потребления наркотиков и проблемами общественного здравоохранения».

Министерство здравоохранения Франции сообщает, что 700 тыс. французов потребляют марихуану ежедневно, в то время как 1,4 млн граждан курят по крайней мере в десять раз в месяц. Франция со штрафами в размере €3750 и сроком до одного года в тюрьме за простое хранение является одной из самых строгих европейских стран, когда речь заходит о наркотиках.

Властям Франции следовало бы задуматься и изменить политику касательно наркотиков так, как это сделали, например, в Португалии: там легкие наркотики декриминализировали еще в 2001 году.

Отсутствие реформ

Самое примечательное, что Марин Ле Пен совершенно не отличается от сложившейся системы государственного интервенционизма, которая за последние десятилетия поставила Францию на колени, — она является ее частью. «Национальный фронт» не собирается реформировать государственные пособия или сокращать государственный сектор. Наоборот, партия предлагает понизить пенсионный возраст до 60 лет, обязать банки кредитовать мелкие и средние французские предприятия, а также нанимать больше работников в госсектор и повысить им заработную плату.

Экономические и институциональные реформы, необходимые для экономического роста и последующего процветания, французские националисты игнорируют. Их одержимость социальным консерватизмом и левой экономической политикой будет иметь катастрофические последствия для Франции; такими катастрофическими, что вопрос о том, следует ли считать Марин Ле Пен сторонницей расистской политики, станет неуместным.

«Кризис двух интервенций»: о чем говорится в новом докладе Андрея Илларионова об Украине

«Офлайн-университетам осталось не более 20 лет»: два взгляда на образование будущего

Самые интересные образовательные события в Киеве 22-26 мая

Опасный прецедент. К чему приведет запрет социальных сетей в Украине

«Не наказывать, а поддерживать»: как прошла акция за изменение наркополитики в Киеве

С какими идеями британские партии идут на выборы