Протекционизм, война с наркотиками и другие причины, почему не стоит поддерживать Ле Пен

Протекционизм, война с наркотиками и другие причины, почему не стоит поддерживать Ле Пен

На кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен часто вешают ярлык расистского и исламофобского политика. Член «Европейских студентов за свободу» Билл Виртс, изучающий юриспруденцию в Университете Лотарингии, приводит шесть других причин, почему лидер «Национального фронта» является противницей идей свободы. Reed подготовил перевод этого текста.

Свобода слова

Члены «Национального фронта» много говорят о свободе слова, но только в отношении собственных интересов. Например, в октябре 2015 года партия выступила с лозунгом «Je Suis Marine» («Я — Марин») после того, как на их лидера подали в суд за сравнение молящихся на парижских улицах мусульман с нацистской оккупацией.

Приверженность «Национального фронта» свободе слова на этом и заканчивается. Ле Пен недавно призвала правительство запретить любые протестные акции против жестокости полиции. Если верить цитатам, Ле Пен говорила, что несущие угрозу насилия крайне левые протестующие должны быть остановлены, чтобы восстановить порядок в обществе.

Поскольку некоторые протесты действительно вызвали ожесточенные столкновения, можно предположить, что опасения Ле Пен оправданы. Тем не менее, когда протесты против изменений в трудовое законодательство переросли в насилие в июне прошлого года и правительство решило запретить все новые акции протеста, лидер «Национального фронта» написала: «Запрет на демонстрации против изменений в законодательство о труде означает смирение перед головорезами и серьезным нарушением демократии».

Свобода вероисповедания

«Национальный фронт» является одной из тех политических групп, которые не просто интерпретируют секуляризм как нейтральность государства по отношению к религии, но и навязывают секулярный подход гражданам. Партия хочет запретить «явные религиозные символы» в общественных местах, в том числе хиджабы и ермолки. Во время своего визита в Израиль Марин Ле Пен заявила, что этот запрет является «необходимым злом» для наилучшего обеспечения интересов Франции.

Совершенно очевидно, что Ле Пен путает секуляризм с полным искоренением религии. Некоторые исследователи говорят, что предлагаемый запрет будет отвергнут Конституционным советом Франции, поскольку «государство не может предписывать, что вы можете и не может носить». Но учитывая, что французский запрет на паранджу, введенный в 2010 году, был поддержан Европейским судом по правам человека в 2014 году, ничто не кажется невозможным. Ясно одно: «Национальный фронт» не отстаивает свободу вероисповедания.

Торговая политика

В своем президентском плане Ле Пен призывает к защите французских рабочих мест посредством «умного» протекционизма. Будет ли протекционизм Ле Пен «умным» или «целевым», эта идея звучит от крайне правых уже несколько лет — но до сих пор нет понимания, что она за собой повлечет.

Предположительно, это будет включать выход из единого рынка ЕС и введение импортных пошлин, но вопрос о том, как Ле Пен будет реагировать, когда другие страны введут ответные меры, и как она справится с неизбежным повышением потребительских цен, остается нерешенным. Потенциальные сторонники протекционизма должны признать, что такая политика на самом деле влечет за собой меньший выбор, более высокие цены, меньше рабочих мест, а также разрушенные дипломатические отношения.

Иммиграция

Даже если вы не поддерживаете с нравственной позиции иммиграцию тех, кто стремится улучшить условия жизни своей семьи, есть многочисленные экономические причины для поддержки миграции из Франции и в страну.

В исследовании «Иммиграционная политика и макроэкономические показатели во Франции» Университета Сорбонны в Париже говорится, что иммиграция имеет «значительное положительное» влияние на рост ВВП, а в некоторых случаях и на общий уровень занятости:

«Миграция является положительным фактором для экономических показателей страны. Прибытие иммигрантов существенно влияет на макроэкономические показатели: все иммигранты положительно влияют на подушевой ВВП, а мигранты в поисках работы сокращают уровень безработицы».

Между тем Ле Пен пообещала запретить иммиграцию.

Война с наркотиками

Что касается марихуаны, Марин Ле Пен придерживается политики «нулевой терпимости» в отношении наркотиков. Во время президентской кампании 2012 года она заявила, что никогда не легализует наркотики и что Франция проигрывает войну с наркотиками, «потому что на самом деле не борется с ними». В 2016 году позиция Ле Пен не изменилась:

«Идея легализации очень опасна. В тех местах, где легализована марихуана, результаты были трагическими и сопровождались ростом потребления наркотиков и проблемами общественного здравоохранения».

Министерство здравоохранения Франции сообщает, что 700 тыс. французов потребляют марихуану ежедневно, в то время как 1,4 млн граждан курят по крайней мере в десять раз в месяц. Франция со штрафами в размере €3750 и сроком до одного года в тюрьме за простое хранение является одной из самых строгих европейских стран, когда речь заходит о наркотиках.

Властям Франции следовало бы задуматься и изменить политику касательно наркотиков так, как это сделали, например, в Португалии: там легкие наркотики декриминализировали еще в 2001 году.

Отсутствие реформ

Самое примечательное, что Марин Ле Пен совершенно не отличается от сложившейся системы государственного интервенционизма, которая за последние десятилетия поставила Францию на колени, — она является ее частью. «Национальный фронт» не собирается реформировать государственные пособия или сокращать государственный сектор. Наоборот, партия предлагает понизить пенсионный возраст до 60 лет, обязать банки кредитовать мелкие и средние французские предприятия, а также нанимать больше работников в госсектор и повысить им заработную плату.

Экономические и институциональные реформы, необходимые для экономического роста и последующего процветания, французские националисты игнорируют. Их одержимость социальным консерватизмом и левой экономической политикой будет иметь катастрофические последствия для Франции; такими катастрофическими, что вопрос о том, следует ли считать Марин Ле Пен сторонницей расистской политики, станет неуместным.

Опасное равенство: как благие намерения ведут к людоедству

Правительство Украины подготовило проект пенсионной реформы. Почему он недостаточно радикален

Чего не хватает Индии, чтобы стать «экономическим чудом»

Кабмин принял бюджетную резолюцию на три года вперед. Что там?

Может ли в Германии повториться «эффект Макрона»

Кто такой Оливер Стоун и почему он снял фильм о Путине